теннис:   0 533 63-777
бассейн: 0 533 63-888
Купить билеты

Артур Ионицэ: "Выполнять установку тренера по максимуму, с минимумом личного произвола"

Апр 15, 2015

Интервью корреспондента SPORTS.md о футболе и личной жизни Артура Ионицэ

                               (Продолжение. Начало можно посмотреть здесь…)

— Артур, как профессиональный футболист ты сформировался ещё в Швейцарии, но, несмотря на это, скажи, что чувствовал простой молдавский парень в тот момент, когда выходил в основном составе «Вероны» на матчи против «Милана», «Ромы» и других сильнейших клубов Серии А?

— Изначально хочу подчеркнуть, что всё-таки свою карьеру я начинал в «Зимбру». Это был короткий период для меня, однако всё равно это было чем-то новым при переходе из юношеского футбола во взрослый. Помню, тогда мне это очень добавило мотивации.

Также не стоит забывать, что полтора года я был и в клубе «Искра-Сталь». Это был очень хороший период. Я благодарен тренеру, господину Гояну, что он тогда поверил в меня и давал шанс развиваться, играть и добиваться хороших результатов.

Думаю, именно в «Искре-Сталь» я стал лучше понимать, что такое профессиональное отношение к футболу.

Что касается Швейцарии, то, конечно, это был большой шаг вперёд. Первый год мне дался очень трудно, но со временем я стал игроком основного состава, и всё пришло в норму.

Попадание в Серию А было уже, конечно, большим успехом для меня. Я знал, какой тут уровень, понимал, какие тут футболисты в командах, но при этом также осознавал, что нет ничего невозможного.

 Через усердие и труд всей команды можно многого добиться.

— У нас принято считать, что многих наших футболистов, наверное, давно бы поглотила «звёздная болезнь». Тебя, как мы видим, она обошла стороной…

Да, так говорят многие. Я слышал об этом… Но я, честно, просто не знаю, что сказать по этому поводу.

Думаю, что очень важно оставаться всегда самим собой, тем, кем ты был всегда, и трезво понимать, какими методами тебе удалось добиться успеха, через что пришлось пройти. Если ты уже добился какого-то успеха, ты должен понимать, что это значит лишь одно — ты способен на большее.

Поэтому даже не понимаю, зачем нужно нам разговаривать на тему так называемых «болезней»…

— Некоторым людям в Молдове кажется, что в Италии у тебя всё получается как-то легко.

— Нет, я бы так никогда не сказал! Думаю, что никто из руководства клуба, ни тренер, ни мой агент, никто из них не верил, что я буду готов сыграть в основном составе «Вероны» уже в первых матчах, или что почти сразу у меня получится забить и отдать голевую передачу. Не думаю, что кто-то в это верил.

Поэтому, если сравнивать с тем же чемпионатом Швейцарии, конечно, тут всё гораздо труднее. Игроки более высокого класса, всё очень серьёзно. Тут у футболистов куда больше ответственности. Мы должны быть очень внимательны каждую секунду, как на тренировках, так и в матчах.

Также, мы должны хорошо отдавать себе отчёт в том, какую личную жизнь мы ведём: как спим, что едим, во сколько ложимся спать, как долго гуляем…

— Весь мир знает, что играть в Серии А физически очень трудно. Насколько насыщены тренировки в «Вероне»?

Помню, что ещё в июне, когда мы начали подготовку к новому сезону, я обратил внимание на то, как всё было трудно. Но также я понимал, насколько это будет полезно уже по ходу чемпионата.

Могу сказать, что, понимая всю серьёзность, перед сборами я уже был немного подготовлен заранее.

После окончания сезона в Швейцарии я отдыхал только одну неделю, после чего на протяжении трёх недель индивидуально занимался с Денисом Змеу. Понимал, что на сборах будет очень трудно, поэтому даже не думал ехать туда расслабленным, либо неподготовленным и вместе с командой начинать всё с нуля. Я понимал, что в таком случае подверг бы себя риску получить травму.

В итоге пришел к выводу, что поступил правильно, пройдя небольшой этап подготовки до сборов.

Что касается тренировок во время чемпионата, они также трудны, но благодаря хорошему фундаменту, заложенному летом, сейчас, конечно, значительно легче.

— Сколько времени нужно тебе для восстановления после матча? Как восстанавливаешься?

Если играю полный матч, то чувствую себя лучше уже на третий день. Труднее всего приходится на второй день после матча…

— Но ты не чувствуешь себя плохо?

— Плохо? Нет… Это усталость, но приятная усталость после того, как ты сделал всё, что мог в своей работе, которую ты любишь больше всего в жизни.

Что касается восстановления, то мой процесс реабилитации проходит, конечно же, через массажи, бассейн, через очень холодную воду… Ничего такого сверхъестественного. Всё то же, что делается и в других клубах.

— Возьмём, к примеру, Луку Тони. Играет на таком высоком уровне, но он уже далеко не молодой футболист. Как ему в 37 лет удаётся держать себя в такой великолепной форме? Какие проходят реабилитационные процедуры футболисты? Некоторые из них восстанавливаются по своей программе?

— Лука — феноменальный футболист, и, конечно же, его процесс восстановления проходит по его личной программе. Это нормально.

Лука — большой футболист, это чемпион. И ему, конечно же, позволено больше, нежели другим игрокам в команде. Он восстанавливается по своему режиму и присоединяется к команде и общим тренировкам лишь за 2 или 3 дня до матча.

— Как-то читал, что в таких больших клубах, как «Реал» и «Ювентус», после матчей футболисты просыпаются в три часа ночи и принимают ванны со льдом и потом вновь ложатся спать. В «Вероне» футболисты проходят процедуры с ваннами со льдом, криосауны, массажи на определённые группы мышц…

И на какие вообще группы мышц делается упор при восстановлении?

— О холодных, ледяных ваннах — да, у нас есть подобное. Могу сказать, что это отличный метод восстановления мышечной системы.

Что касается массажей, то конечно есть на ногах особые мышцы, где собирается наибольшая усталость. Массажисты — специалисты своего дела, поэтому они знают, как лучше работать над теми или иными группами мышц.

— Какова нагрузка на тренировках в течение недели? Ты говорил, что есть дни, когда у вас две тренировки, а бывает и одна тренировка, но она длится более трёх часов.

Это всё зависит от ситуаций. К примеру, если матч у нас в воскресенье, в понедельник назначается выходной. Во вторник — первая тренировка, но она носит тонизирующий характер: мы легко бегаем и немного играем с мячом.

Среда — день более тяжёлый. У нас уже две тренировки. Утром мы идём в тренажёрный зал, а после него минут 15-20 проводим спринт на короткие и средние дистанции. Во второй половине дня у нас уже работа исключительно с мячом: упражнения на владение, на скорость мышления и так далее…

Тренировка в четверг имеет более разносторонний характер, но это уже тренировка более на тактику. В пятницу и субботу также — акцент на технико-тактические действия.

— Когда смотрю матчи с твоим участием, вижу, что ты выполняешь очень большой объём работы по сравнению с другими футболистами, как в обороне, так и в атаке.

Сколько набираешь километров за один матч?

Не могу сказать о каждом матче, но вот в игре с «Фиорентиной» я пробежал 12,3 километра за игру. Эта цифра была написана в статистике, которую тренеры предоставили после матча.

Что касается моей позиции, то да, мне приходится много бегать и принимать участие в разнообразных действиях, как оборонительных, так и атакующих, но тренер мне часто даже говорит, что в некоторых моментах нет смысла бегать больше, чем положено. Когда игровая ситуация не нуждается в моём участии, не стоит лезть, лучше сохранить силы.

— А сколько приблизительно километров набираешь за одну тренировку?

— В течение недели, во вторник, среду и четверг у нас есть специальные футболки с датчиками GPS, которые дают тренеру необходимые цифры. Там показывается, сколько ты пробежал километров, интенсивность во время спринта, высчитывается даже процент выносливости и самоотдачи.

Но сейчас я не могу назвать одну конкретную цифру в километрах во время тренировок, потому что тренировки разные. На одной тренировке приходится бегать больше, на другой — меньше.

— В тренерском штабе «Вероны» есть люди, которые отдельно отвечают за игроков обороны, средней линии и атаки. Можно сказать, что с каждой группой ведётся отдельная работа?

— Да, есть такое. Иногда в течение недели наши защитники работают отдельно со вторым тренером команды, который в своё время был хорошим защитником, а главный тренер работает с полузащитниками и игроками группы атаки.

— В матче против «Наполи» был приятно удивлён тем, что в плане самообладания, контроля мяча, скажу так, в плане понимания друг друга на поле игроки «Вероны» были куда лучше неаполитанцев. Это удивило, ведь, как никак, «Наполи» — один из лидеров, но ничего конкретного противопоставить не сумел.

Как отрабатываются групповые взаимодействия в «Вероне»? На какие упражнения делается акцент на тренировках, чтобы эта сыгранность оставалась на высоте?

— За 2-3 дня до игры тренерский штаб уделяет особое внимание игре оборонительной линии. Защитникам объясняется, как лучше действовать в этом матче, как при наших атаках, так и при обороне. Конечно же, в это же время тренеры уже сами делают разбор матча соперника и знают, как и что объяснить.

Также тренер пытается объяснить разные детали игры соперника отдельно полузащитникам и нападающим. До матча обсуждаются все детали. Всё это футболисты стараются реализовать на поле, чтобы чувствовать друг друга, принимать правильные решения — кого-то оттянуть на себя, где-то быстро и более выгодно открыться.

В общем тренер объясняет нам всё — о деталях выхода из обороны в атаку, об атаках соперника, о том, каких игроков они при этом используют больше всего и через какие зоны действуют.

— У команды один матч в неделю. Производите ли вы вместе разбор матчей соперника? Сколько раз в неделю собираетесь на теоретические занятия?

— Разбор матчей мы производим лишь один раз в неделю — конкретно в день игры.

Утром мы завтракаем, через час после этого собираемся на теоретическое занятие, где для команды уже готова вся информация об атакующих, оборонительных действиях соперника, о потенциальной схеме в игре, об угловых и штрафных ударах.

Даётся установка на игру. В такие моменты мы получаем очень много необходимой информации.

— На что ты больше всего стараешься обращать внимание при изучении соперника до игры?

— Во-первых, на полузащитников соперника. На то, как они действуют при обороне и как — при атаке. Очень важно увидеть, кто как старается отдавать передачи, на кого, через какие зоны. Стараюсь запомнить, какие привычки есть у полузащитников при атакующих действиях, чтобы приблизительно знать, как играть против того или иного футболиста.

— В матче с «Миланом» Салли Мунтари был твоим персональным игроком? Он тебя опекал, или ты его? Почему у вас так много было стычек?

— Я сам об этом думал, но никакой персональной опеки Мунтари не было. Да, в ситуации с пенальти — он сфолил на мне, судья назначил одиннадцатиметровый. Потом был момент, когда я вошёл в штрафную, бил по воротам, но именно Мунтари был рядом и помешал хорошо исполнить удар. Ещё было пару моментов, когда мы пересекались в единоборствах…

Думаю, это просто совпадение.

— Когда тренер тебе лично говорит, как играть против того или иного соперника? То есть, за сколько дней до игры тренер объясняет игрокам, как каждому действовать в своей зоне?

За два-три дня до игры тренер уже начинает постепенно давать игрокам информацию относительно соперника. Ну и, конечно, как я уже говорил, в день матча мы получаем больше всего информации.

— За сколько часов или дней до матча Артур Ионицэ узнаёт, играет он в основном составе, либо будет наблюдать за игрой со скамейки запасных?

— С этим всегда очень трудно. Да, сами игроки за несколько дней до матча сами могут понимать процентов на 90, каким будет состав на игру, но никогда нельзя быть уверенным в этом. Уже не раз были случаи, когда парни были уверены в том, что они точно будут в составе на игру, но за час до матча узнавали, что начнут на скамейке запасных.

В этом вопросе всё может случиться.

— О твоих личных действиях на поле. То, что ты делаешь во время игры, это  задумки тренера, его установка, либо, всё-таки, ты более свободен в действиях и сам решаешь, как поступать в той или иной ситуации?

— Во-первых, любой футболист на поле должен выполнять то, что от него требует тренер, стараться действовать так, как просит тренер. Но на газоне находится не тренер, а футболист, поэтому решение всегда принимает игрок, но он всегда старается делать так, как просил тренер.

— Представим такую ситуацию: ты бежишь в зону, в которой не должен находиться вообще, и забиваешь гол. После этого к тебе будут вопросы, претензии?

— Думаю, что в такой ситуации претензий не будет…

— А если не забьёшь?

— Тогда да, итоги могут быть самыми серьёзными. Это, в любом случае, не совсем нормально.

— Насколько важно четко выполнять требования тренера?

— Думаю, везде по-разному. Многие тренеры позволяют футболистам быть более свободными на поле. Но это не случай с Андреа Мандорлини. У него в этом плане всё очень конкретно и строго. В игре «Вероны» игровая дисциплина — превыше всего. Именно поэтому в нашей команде цель каждого игрока — выполнять установку тренера по максимуму, с минимумом личного произвола на поле.

— На какой позиции тебе действовать легче всего, а на какой ты бы не хотел играть никогда?

— Даже не знаю, на какой позиции я бы не хотел никогда играть.

Как полузащитник, чувствую себя хорошо на любой позиции — и в центре, и справа, и слева… А насчёт других позиций даже не знаю, что сказать.

Думаю, я готов сыграть там, как будет угодно тренеру.

— А под нападающим?

— Тоже хорошо. В сборной ведь под руководством Иона Караса я больше всего как раз играл под нападающим. Это добавляет мне больше опыта.

— Как считаешь, при какой схеме у «Вероны» игра получается? И вообще, насколько важна, на твой взгляд, тактика в современном футболе?

— Ни одна схема не имеет силы без того, чтобы ее команде четко разьяснил тренер. Очень важно, как наставник доносит до команды информацию, свои требования по игре, как объясняет тому или иному игроку его обязанности. У господина Мандорлини это получается очень хорошо, и, как я уже сказал, команда старается выполнять его требования.

Мы все знаем, что чемпионат Италии тактически очень силён. О тех же чемпионатах Англии и Испании такого сказать нельзя.

— Сколько человек в тренерском штабе «Вероны»?

— Семь.

— А сколько в команде докторов? И кто за что отвечает?

— Шесть. Три доктора и три массажиста. У каждого — свои функции.

— Если у тебя какие-либо проблемы со здоровьем, кто решает, будешь ли ты играть — врач или главный тренер?

— Изначально главный врач разговаривает со мной, потом сообщает о проблеме главному тренеру, но в итоге решение мы принимаем вместе. Если травма не очень серьёзная и её лечение может быть отложено, то я могу принять участие в матче и заняться лечением после игры.

Есть такие травмы, которые, с одной стороны, позволяют играть, но это может быть опасно и, выходя на поле, ты рискуешь. Всё зависит от ситуации.

— В современной спортивной медицине используют совершенно разные препараты. Не считаешь ли ты, что некоторые из них способны нанести вред здоровью в будущем?

— Я так не считаю. Если существуют хорошие препараты для лечения, либо восстановления, почему мы не должны ими пользоваться? Тем более, в таких больших клубах, как «Верона», — хорошие врачи, и они выполняют свою работу очень профессионально.

— Каков по характеру Андреа Мандорлини?

— Это очень эмоциональный человек. Также он из тех, кто хочет всегда только побеждать. Поражение команды — это для него личное поражение. Атмосфера в раздевалке на высоте, так как не каждый тренер умеет так мотивировать игроков, как он.

— Каково его самое положительное качество?

— Характер, профессионализм, отношение к делу.

— А самое отрицательное?

— Не скажу, потому что я об этом никогда не думал.

— К мнению кого из команды Мандорлини прислушивается больше всего? У него есть авторитеты среди игроков?

— Думаю, есть. Это, конечно же, опытнейший Лука Тони, Рафа Маркес и Эмил Халфредссон.

— Как думаешь, тренерский штаб «Вероны» полностью независим от мнения руководства клуба?

— Даже не знаю. К нам руководство клуба приходило лишь с той целью, чтобы поддержать игроков, когда команда шла не очень хорошо. Они говорили нам о том, что верят в нас, что всё будет хорошо и призывали не опускать руки.

— Как считаешь, кто лучший футболист в мире на твоей позиции?

— Думаю, в этом году это Давид Силва…

— Есть ли футболист, с которого ты берёшь пример, игру которого, может, даже изучаешь, чтобы взять что-то для себя?

Всегда моими кумирами были Фрэнк Лэмпард, Стивен Джеррард и Зинедин Зидан.

                                     (Окончание — завтра)

Источник: moldova.sports.md


     

Организация сборов

1 августа 2000 года было начато строительство спортивного комплекса «Шериф», ставшего базой для развития профессионального футбола в стране и регионе.

Наличие такой базы позволило профессиональным футбольным клубам проводить свои тренировки, учебно-тренировочные сборы и международные турниры высокого уровня.
ПОДРОБНЕЕ

Партнеры



Контактная информация

тел:   +373 533 63-500
факс: +373 533 63-510

e-mail: info@sheriff-sport.com
теннис:   0 533 63-777
бассейн:  0 533 63-888