теннис:   0 777 80-805
бассейн: 0 533 63-888
Купить билеты

Суровый Сергей Даду: "Не важно, играли за клуб, или в сборной, но мы друг за друга "рвали ж**у"! А сейчас многие футболисты как девочки"

Ноя 23, 2015

Сергею Даду сейчас 34 года, и вместе со своей семьёй он живёт в Кишинёве. Один из лучших нападающих Молдовы прошлого десятилетия сейчас занимается агентской деятельностью, пытается разглядеть в футболистах талант, и помочь им продвинуться на более высокий уровень.

Корреспондент SPORTS.md встретился с Сергеем в его рабочем офисе в центре столицы. При встрече, Даду просматривал запись одного из матчей чемпионата Молдовы.

В полуторачасовом диалоге Сергей рассказал о некоторых увлекательных историях из своей карьеры, поведал, что был на просмотрах в клубах из Англии, Германии и Бельгии, раскритиковал сегодняшнюю сборную Молдовы, и провёл параллель между сегодняшним поколением молдавских футболистом, и теми, которые играли 10 лет назад. Самое интересное из диалога мы предлагаем Вам в этом материале.

Статистическая справка. В своей карьере Сергей Даду выступал за следующие команды:

«Хайдук-Спортинг» (3 матча), «Конструкторул» (13 матчей, 3 гола), «Шериф» (55 матчей, 27 голов), ФК «Тирасполь» (14 матчей, 13 голов), «Алания» (109 матчей, 40 голов), «Мидтьюлланд» (23 матча, 6 голов).

В составе сборной Молдовы сыграл 29 матчей и забил 8 голов.

— Сергей, чем занимаешься в Кишинёве после завершения карьеры футболиста?

— Сама карьера закончилась печально, но я продолжаю быть в футболе. Всё, в общем, нормально, работаю как футбольный агент, по крайней мере, пытаюсь работать.

— Почему говоришь, что печально закончилась карьера?

— Потому, что была серьёзная травма, пришлось долго лечиться. Не так хотелось заканчивать. Думал, что буду заканчивать как-то более красиво.

— Не думал ли о каком-то прощальном матче? Может быть, стоило организовать последний матч Сергея Даду?

— В нашей стране это не вызвало бы никакого интереса, да и сделать у нас это почти невозможно. Конечно, было бы замечательно, но я лично никогда об этом не задумывался. В принципе, не я сам себе должен устраивать прощальный матч. А со стороны никто ничего не предлагал.

— А из Владикавказа не поступало подобных предложений? Ты ведь успел стать легендой «Алании»? Может быть, предлагали принять участие в каких-то благотворительных матчах, или в так называемых «Матчах всех звёзд»?

— Было два таких предложения. «Алания» отмечала 20 лет со дня чемпионства клуба в чемпионате России, пригласили и меня. Я отказался, потому что я к такому мероприятию не вписываюсь вообще «никаким боком». Я в том составе не был, чемпионство с «Аланией» не брал, поэтому решил, что будет правильно, если я откажусь.

— Ты играл в футбол в разных зарубежных клубах, и у тебя сложилась довольно успешная карьера. Почему решил после её завершения вернуться жить именно в родной Кишинёв? Наверняка, мог бы обустроиться в России, Дании, либо ещё где-нибудь…

— В принципе, да, но у меня тут родители, я не могу просто так уехать. Моя семья тут, мои друзья, родные. Да я и не думал никогда об этом! Живу себе тут, мне здесь нравится. Куда уезжать? Где меня кто-то ждёт? (улыбается)

— Главным футбольным клубом твоей карьеры явно была владикавказская «Алания». Ты приходил в этот клуб три раза, сыграл в команде 6 полных сезонов, провёл 109 матчей и забил 40 голов.

Давая интервью российским СМИ, ты несколько раз говорил, что именно «Алания» твой родной клуб, при этом, совсем недавно ты давал интервью телеканалу из Тирасполя, и сказал, что твой родной клуб — это «Шериф». Так какой же клуб всё-таки родной?

— Я всегда говорил, что родной клуб для меня — это «Алания». В Молдове «Шериф» дал мне путь в жизнь, этот клуб многое сделал для меня. Первые незабываемые эмоции от побед и выигранных титулов были у меня именно с «Шерифом».

Меня воспитали два клуба — это «Шериф» и «Алания». Во Владикавказской команде я провёл намного больше времени, и этот клуб стал для меня родным за счёт всего того, что я там пережил. При всём этом, могу точно сказать, что я одинаково люблю и «Шериф» и «Аланию».

— В 2008-м году ты забил за «Аланию» 19 голов. Тот сезон был лучшим в твоей карьере?

— Это был хороший год. В принципе, я всегда очень серьёзно относился к каждому матчу, поэтому были и результаты. Играя за «Аланию» и за другие клубы, я всегда забивал достаточно высокое количество голов, не только в том сезоне.

— В бытность, когда ты был игроком молодёжной сборной Молдовы, тебя приглашал московский «Спартак», — лучший клуб России на тот момент. Почему не удалось подписать контракт, если клуб сам приглашал тебя к себе?

— Да, это было первое большое предложение «Шерифу» по поводу меня. Это был конец сезона, нас ожидала игра за чемпионство с «Зимбру», на которую должны были приехать люди из «Спартака». За неделю до этой игры мы играли в Атаках с «Нистру», и я получил там серьёзное повреждение, это была травма голеностопа.

После этого мне сказали, что с «Зимбру» я скорее всего играть не буду. Эта травма и сыграла свою роль.

— Но ты ведь в итоге сыграл против «Зимбру» и на просмотре в «Спартаке» был?

— Да. Зная о том, что посмотреть на меня могут приехать люди из «Спартака», я, конечно, не мог просто так смириться с тем, что у меня травма. Пару дней я полечился, а потом всё равно пришёл на тренировку, и начал занятия с командой. Была очень жуткая боль, я с трудом это терпел. Тренером у нас тогда был Габи Балинт, и он вновь мне сказал, что если нога также будет болеть, я играть не буду.

Уже за день до игры с «Зимбру», я вновь пришёл на тренировку. Вновь была сильная боль, все в команде видели, как я хромал, как занимался «через не могу». Балинт подошёл ко мне, и говорит: «Прыгай на ноге, которая тебя болит». Конечно, пусть и понимая всю серьёзность ситуации, я, стиснув зубы, всё равно начал прыгать на этой ноге! После этого Балинт мне сказал, что я готов, и что выйду играть с «Зимбру».

В том матче я вышел играть «на уколах». Пришлось прибегнуть к целому списку медицинских препаратов. Слава Богу, я сыграл хорошо. В первом тайме не всё получалось, я чувствовал боль, потому что ещё не успели подействовать препараты, но во втором я сыграл отлично — отдал голевой пас Пацуле, и сам забил 3-й гол. Мы выиграли 3:0 и обеспечили себе чемпионство.

После игры мне сообщили, что люди из «Спартака» остались мной довольны, и пригласили в Москву на медицинское обследование. Через два дня я уже был в Москве, но, к сожалению, не смог пройти медосмотр, который хорошо показал трещину у меня в кости.

Это было так, и никак иначе, потому что часто слышу какие-то непонятные истории по этому поводу от каких-то не особо понятных мне людей.

— Не оказавшись в «Спартаке», ты через несколько лет оказался в другом крутом московском клубе — ЦСКА, в котором ты стал первым, и пока единственным молдавским футболистом, который сыграл в групповой стадии Лиги чемпионов. Ты играл против «Челси» и «ПСЖ»…

Для начала расскажи, почему твой трансфер из «Алании» в стан «армейцев» состоялся со скандалом?

— Не знаю, почему журналисты называют это скандалом. Не было никакого скандала, в принципе! Ситуация была просто немного запутанной.

На тот момент спонсором «Алании» стала крупная водочная компания. Представители этой компании пригласили в клуб на должность главного тренера француза Ролана Курбиса. В этот период у меня уже шли переговоры с ЦСКА. Меня уверили в том, что московский клуб готов выкупить мой контракт у «Шерифа», так как в «Алании» я тогда был в аренде, и по условиям этого арендного соглашения я должен был играть ещё минимум полгода.

ЦСКА в свою очередь был готов меня забирать, но тут Курбис сказал руководству, что ему нравится связка Даду — Тудор, и что он не хочет нас никуда отпускать. Он заявил, что клуб не будет искать нападающих, если есть возможность нас сохранить. Тут-то нас с Крисом и попросили остаться до конца арендного соглашения, и мы, конечно же, остались ещё на несколько месяцев.

Дальше дело сложилось таким образом, что во время сборов я получил травму ключицы. Выбыл на три недели и уехал домой. Вылечившись, и вернувшись к тренировкам, я стал не попадать в состав. За эти три недели Курбис успел создать связку игроков, которая его устраивала, и мне не давали игрового времени. Естественно, я стал возмущаться, так как меня просили отказаться переходить в ЦСКА, говорили мне, что на меня надеяться, а по итогу, меня здорового не пускали играть.

Имея уже «на руках» контракт с ЦСКА и понимая, что оставаясь в «Алании», я не сыграю даже те 5-6 матчей, я сказал руководству, что перехожу в московскую команду, так как не хотел оставаться без практики или не дай Бог, вновь получить травму. Вот в этом плане были недопонимания с руководством, но особого скандала и не было.

— Футболка «Челси» на стене, это с того матча, в котором ты сыграл против «синих» в Лиге чемпионов? (диалог проходил в офисе Сергея Даду, прим.ред)

— Да, это футболка с того матча. После игры я поменялся майками с «опорником» Майклом Эссьеном.

— Нельзя не спросить про чемпионат Дании. В составе «Мидтьюлланда» ты стал серебряным призёром чемпионата, играл в еврокубках, забив в общей сложности за клуб 6 голов. В тот период складывалось ощущение, что у тебя там всё получалось очень хорошо, и казалось, что вот-вот ты окажешься в более сильном европейском чемпионате. Почему после двух лет в Дании пришлось вновь вернуться во Владикавказ?

— Этот вопрос для меня тоже был загадкой. В футболе такое бывает очень часто, что нужно освободить место.

Дела складывались таким образом, что зимой закончился чемпионат, и, естественно, все уехали по домам. Я тоже уехал домой, и на тот момент у меня было такое состояние, что я очень сильно хотел покинуть Данию и уехать в другой чемпионат. Я только сейчас понимаю, что это была самая глупая ошибка, которую я совершил в своей карьере. Мне нужно было оставаться там, так как это Европа, это крутой чемпионат. Меня там устраивало всё, кроме того, что я очень долго находился там без своей семьи.

Клуб целый год не мог решить вопрос с тем, чтобы открыть визу моей семье в Данию. Я понимаю, что это Королевская страна, что это было не так легко, но я был уверен, что при желании за один год клуб мог решить этот вопрос. Поэтому у меня и была какая-то детская обида на «Мидтьюлланд», из-за того, что они не могли решить этот вопрос.

Конечно, я не сказал конкретно, что хочу уйти. Я просто сказал своему агенту, что если будут какие-то предложения или другие варианты, то я готов их рассмотреть.

Совсем скоро появилось предложение вновь от «Алании», и люди из Владикавказа оказались очень настойчивыми. За одну неделю они решили все вопросы, и я стал игроком этого клуба. Но, оказывается, руководство «Мидтюлланда» приняло это предложение, ничего не сказав главному тренеру команды.

— Получается, история о том, что тогдашний наставник команды Эрик Расмуссен покинул «Мидтьлланд» из-за твоего ухода — правда?

— Когда команда собралась, как сейчас помню — 4-го января, Эрик позвонил мне и спросил, почему я не в расположении коллектива. Я не понял его, и говорю: «Эрик, я уже несколько недель как во Владикавказе, я игрок «Алании». Он был очень удивлён, ему это не понравилось. Он был очень расстроен и сказал мне, что не понимает, как такое могло произойти, и что он очень сильно на меня рассчитывал, и надеялся сделать из меня хорошего нападающего.

Уже потом я узнал, что скоро он покинул команду, и его уход был связан с тем, что руководство не посоветовалось с ним перед тем, как расстаться со мной. Эрик потом написал книгу, и сам написал об этом. Конечно, мне было очень приятно, что этот тренер так держался за меня, ценил мои качества, но изменить уже ничего было нельзя.

— Выходит, твои агенты и руководство «Мидтьлланда» решили всё за тебя, сделав так, как им было выгодно?

— Почему? Агенты ведь мне сказали, что генеральный директор клуба сказал им, что они не против, если я уйду. По идее, если это сказал генеральный директор, то и главный тренер должен был быть в курсе.

— Ты говоришь, что «Алания» решила вопрос за неделю, и ты вернулся во Владикавказ. «Мидтьюлланд» получил за тот трансфер 250 тысяч евро. Это много или мало, если учитывать то, в какой форме ты находился на тот момент?

— Нет, это не так. Я знаю, что на тот момент «Алания» заплатила за мой трансфер не 250 тысяч, а полмиллиона долларов, а не евро. Они договорились об этой сумме, я лично эти вопросы не решал.

— А твои другие трансферы за сколько обходились клубам?

— «Мидтьюлланд» покупал меня у ЦСКА за полтора миллиона долларов, а в ЦСКА «Шериф» меня отдал за 1 миллион 300 тысяч. И вот этот, из «Мидтьюлланда» в «Аланию» за 500 тысяч. Вроде всё…

— Правда ли, что до твоего трансфера в «Мидтьюлланд» у тебя был хороший шанс стать первым молдавским футболистом в английской Премьер-Лиге? Ты был на просмотре в «Кристал Пэлас»?

— Да, это так. Тогда всё было очень просто. Англичане очень сильно отличаются в ведении футбольных дел, отличаются, конечно же, в положительную сторону.

Дело складывалось таким образом, что в России сезон уже закончился, я был, как я помню, в достаточно хорошей форме. Это было перед новым годом, и в Англии тогда была середина сезона. «Кристал Пэлас» срочно искал нападающего, и они как-то узнали обо мне, и, соответственно, пригласили меня на просмотр. Мне сказали ехать сразу, и я с радостью согласился. На тот период времени в команду тоже на просмотр приехал украинский полузащитник, царство ему небесное, Андрей Гусин. Мы как русскоговорящие познакомились, и проходили просмотр вместе.

Мы сыграли два матча. Сначала играли против дубля «Челси», а потом с какой-то командой из 2-й лиги. Оба матча я провёл хорошо, «Челси» забил один гол, а команде из 2-й лиги я забил 2 гола. В принципе, все там были довольны, и уже были разговоры о контракте.

Но, буквально на следующий день мне объяснили, что «Ливерпуль» отдаёт им в аренду на один год молодого нападающего, который на тот момент играл в молодёжной сборной Англии. Конечно же, им не было смысла подписывать контракт с молдавским легионером, платить за меня налоги, платить за трансфер ЦСКА, если молодого местного игрока они получали совсем бесплатно. Я и уехал… Гусин, кстати, тоже не смог остаться.

Вот и вся история…

— Правда ли ещё то, что ты имел шанс перейти в команду Бундеслиги? Ты был на просмотре в «Кёльне»?

— Да, это так, и было это как раз после того, как не получилось с «Кристал Пэлас» (улыбается). У меня даже шорты «Кёльна» до сих пор есть (улыбается).

— Расскажи о том, как проходил просмотр в этой команде?

— Сразу после того, как я уехал из Англии, я даже не успел толком отдохнуть, мне позвонил агент и сказал, что меня приглашают на просмотр в «Кёльн». Так как команда была уже на сборах, я должен был сначала потренироваться с дублем «Кёльна», и для меня это было даже хорошо, так как морально тогда я был «убит» из-за того, что не получилось остаться в Англии. За неделю в составе дубля я сыграл две игры и забил два гола, это помогло мне немного прийти в себя, собраться.

Ну вот, неделю спустя в город вернулась первая команда, и вместе с ней, неожиданно для меня приехал главный тренер сборной Молдовы Виктор Пасулько. Он узнал, что я в Кёльне, и решил приехать, и лично меня поддержать, тем более, он был хорошо знаком с тогдашним главным тренером «Кёльна».

Я сам никогда не хвастаюсь, но мне тогда было очень приятно, что после первой тренировки с главной командой Виктор Васильевич подошёл ко мне и сказал: «Серёжа, ты где вообще был? Ты отлично выглядишь!» (улыбается). Меня это очень подбодрило тогда, и получив дозу мотивации, на следующей тестовой тренировке команды я сам удивился от того, что сделал…

Было так, что была тренировка для нападающих, и каждый из нас должен был пробить по воротам около 60-70 раз. Я сам с себя был в шоке, когда из всех 60 с лишним ударов я ни разу не промахнулся! Все удары летели, как говорится «в кассу»! Да, иногда тащил вратарь, пару раз была перекладина, но я ни разу не промазал! После той тренировки Виктор Пасулько подошёл ко мне и сказал: «Серёж, если они после такого тебя не возьмут, они совершат ошибку».

Тренер команды тогда подходил ко мне, говорил, что всё хорошо, вроде был доволен, и тоже уже говорилось о том, что контракт будет.

Уже на следующей тренировке в «Кёльне» у нас состоялась маленькая двухсторонка. Всё было серьёзно, играли на большом поле. И, может из-за того, что я волновался, может быть не хватало уверенности, наглости, но за 15 минут этого «дыр-дыра» я ни разу не ударил по воротам, и это оказалось роковой ошибкой. Немцам это не понравилось, так как на их взгляд это было не нормально, что за 15 минут я ни разу не пробил.

Знаю, что Пасулько и директор «Кёльна» говорили тренеру, что меня ещё нужно оставить хотя бы на 4-5 дней, говорили, что за дубль я забил два гола, что 3-4 дня не хватает для того, чтобы полностью увидеть то, на что я способен, но немецкий тренер был против.

Уже позже от Пасульки я узнал, что этот тренер привёз в команду своего игрока, хорватского нападающего. Поэтому, получается, тут тоже нужно было освободить место.

— Есть ли ещё у тебя крутые популярные клубы, в которых ты был на просмотре?

— Да, кстати вот как раз после «Кёльна» я поехал в Бельгию. Оказывается, за всеми моими тренировками в «Кёльне» следил один скаут. Он увидел, что Пасулько всегда со мной общался там, и узнал у Виктора Васильевича контакты моих агентов. Агент в свою очередь вечером позвонил мне и говорит: «Серёжа, собирайся, ты завтра летишь в Бельгию», «Как в Бельгию?», — спрашиваю, «Куда?». «В льежский «Стандарт»…

— «Крисал Пэлас» в Англии, «Кёльн» в Германии, «Стандарт» в Бельгии! Это всё было в один период, один за другим?

— Да! Так вышло, что везде кто-то был, и везде кто-то меня видел. Стечение обстоятельств…

Команда у «Стандарта» тогда была очень «бодрая»! Прихожу на тренировку, а там Сержио Консейсао, де Камарго, Мариус Никулая, Жорже Коста и другие известные на тот момент футболисты. Благо, вместе со мной тогда на просмотр приехал украинский футболист Сергей Серебрянников (выступал в чемпионате Бельгии за разные клубы с 2004-го по 2014-й год, 235 матчей, 13 голов, примечание редакции). Был он, и было хорошо, что было с кем поговорить на русском, так как после отказа от «Кристал Пэлас» и «Кёльна» я вообще приуныл…

Ещё тогда вместе с нами на просмотр приехал нападающий сборной Португалии Са Пинто (45 матчей, 9 голов в составе сборной Португалии, прим.ред). Он на тот момент уже был возрастной, но всё равно был на просмотре, и получается, он был моим конкурентом за место в команде.

В плане тренировок там тоже было очень хорошо. Я не тот человек, который будет просто так хвалиться! Если бы я напортачил, сказал бы как есть, но там тоже было всё нормально, я забивал, все упражнения делал хорошо, вроде нормально всё…

И вот, после одной из тренировок Серёжа подходит ко мне, и говорит: «Тёска, нас с тобой президент клуба вечером приглашает на ужин в итальянский ресторан». Потом, когда уже ехали в этот ресторан, Серёжа мне ещё говорил: «Серый, похоже, тебя оставят, а меня вряд ли»…

Приехали мы в ресторан, и они общаются. Президент клуба же итальянец был, он и разговаривал больше с Серёжей, так как он говорил по-итальянски. Ну мне Серёжа и говорит: «Серый, он говорит что ты остаёшься, тебя берут, поздравляю»… Я конечно был рад, поблагодарил президента, улыбался. После этого меня отвезли в гостиницу, и я довольный, как сейчас помню, пошёл набрал себе ванную с водой и лёг в неё отдыхать. Выхожу через полчаса, беру телефон, а там 20 с чем-то пропущенных от агента! Я сразу понял, что-то не так. Звоню ему, а он мне такой говорит: «Сергей, я тебе купил билет, завтра утром летишь домой!». Я вообще в шоке был! Говорю: «Как, блин, он же сказал оставаться». Агент говорит: «Мы договорились вечером обсудить все детали, а итальянец вечером пропал! Не берёт трубку, не отвечает на сообщения. Исчез, короче».

Утром я улетел, и уже потом, через долгое время я узнал, что оказывается, они там не смогли договориться по деньгам. Кого-то что-то не устраивало по финансам.

Получается, я был на просмотре в трёх хороших клубах, и нигде не смог остаться. Да, можно сетовать на обстоятельства, но конечно, я понимаю, что в том, что я там не остался, виноват только я. Если меня не оставили, значит я не был достаточно хорош для этого уровня. Значит нужно было стараться ещё сильнее.

— Ты своему агенту всегда доверял? Может они там что-то «нахимичили», а больше всех не повезло тебе…

— Знаете, если даже так, я об этом никогда уже не узнаю. Я доверял всегда, но я тогда просто не понимал многие мелочи, важные мелочи. Я только сейчас, когда сам пытаюсь работать агентом, начинаю понимать многие вещи и вспоминать ситуации из моей карьеры. Поэтому гадать, что там было и как, вообще не хочу.

— Получается, во многом благодаря этим просмотрам в Европе тебя и заметил «Мидтьюлланд», верно?

— Нет, с переходом в Данию было всё по-другому.

ЦСКА отдал меня в аренду в «Шериф», где я должен был играть 3-4 месяца. Получается, мы вновь играли в Атаках с «Нистру», и на эту игру приехал главный тренер «Мидтьюлланда», чтобы посмотреть на одного из игроков «Шерифа».

Мы выиграли у «Нистру» 2:1 тогда, и я вновь забил гол. Датский тренер поинтересовался: «Кто это?». Ему объяснили, что я играю в сборной, что в «Шерифе» я в аренде от ЦСКА, и что переговоры возможны. Он и пригласил меня. Они не приезжали целенаправленно смотреть на меня, но в итоге им понравилась моя игра, они договорились с агентами, с ЦСКА и вот так я оказался в чемпионате Дании.

— Ты говоришь, что вот раньше приезжали к нам на матчи скауты из «Спартака», из ЦСКА, из «Мидтьюлланда» даже главный тренер приехал чтобы посмотреть игру «Шерифа» и «Нистру».

Раньше на самом деле об этом часто было слышно. Ещё лет 5 назад даже в тех же Бельцах на трибунах часто можно было заметить 2-3 человека в куртках или футболках какого-то зарубежного клуба. То есть, часто приезжали скауты и агенты из-за границы. Почему сегодня в нашем чемпионате их почти нет?

— А зачем им сейчас сюда приезжать? Не нужно сравнивать уровень сегодняшнего чемпионата, с тем, который был 8-10 лет назад. Это две разные вещи!

— Ты уверен в том, что 10 лет назад наш чемпионат был гораздо круче?

— Ну конечно! Посмотрите, кто сейчас играет! Тогда у нас в чемпионате выступали личности, мастера! Игроки были намного сильнее, а сейчас кто здесь?

Вот ты скажи сам, ты корреспондент и посещаешь матчи каждого тура, скажи, есть хотя бы несколько игроков, на которых можно было бы приехать посмотреть с целью того, чтобы пригласить их в условный чемпионат России?

— Легионеры «Шерифа», несколько молодых ребят в «Дачии» и «Зимбру» есть…

— И что дальше? У нас может быть и есть по именам несколько защитников и полузащитников в чемпионате! Несколько! Их количество можно посчитать на пальцах. Раньше лидеры и личности были в каждой команде. В каждой команде был свой лидер, свой нападающий. А сейчас что? В сборную страны не могут найти нападающего! Хотят, чтобы играл Луваннор! Вы вообще соображаете, о чём говорите? Как мы докатились до того, что из всей Молдовы мы не можем для национальной сборной найти хотя бы одного нормального нападающего!

Когда мы играли, у нас был выбор из нападающих. Пять нападающих было точно, это 100 процентов! Из них как минимум 4 играли за границей, и выступали хорошо, забивали голы! Кто в России, кто в Украине, Беларуси, Казахстане, но не дома! Тренерам было из кого выбирать, была конкуренция! А сейчас одного найти не могут. Такие нападающие, которые сейчас вызываются в сборную, 10 лет назад играли в Дивизии «А».

— Делая другие интервью, я часто задавал вопрос собеседникам: Почему ещё 5-7 лет назад у нашей сборной были те же Даду, Фрунзе, Голбан, Бугаёв…

— … Митерев, Рогачёв, Клещенко! Я попал ещё на их поколение, это были нападающие, это были футболисты! Они могли разобраться, взять игру на себя, побороться. Это были лидеры, личности с характером, мужики!

— Так в чём же дело на твой взгляд? Почему таких уже нет сегодня?

— Да вы поймите, нету у нас сегодня уже «самородков»!…

— В каком смысле «самородков»?

— Талантливых! Любящих футбол, готовых «жопу рвать»! Не знаю, как ещё объяснить…

— Мужиков с бойцовским характером?

— Да характера этого вообще у них нет! Не скажу я конечно за всех, но, у больше чем половины игроков команды нет этого характера! Выходят «играть как амёбы»! Ни воткнуться нормально не могут, ни побороться!

Я на самом деле сегодня стараюсь не смотреть матчи сборной, по крайней мере, не ходить на стадион, потому что я начинаю нервничать! Вы посмотрите на эту игру! Всё инертно, без каких-то бойцовских качеств, без желания! Проигрывайте, все проигрывают, блин, но проигрывайте так, чтобы хоть самим за себя стыдно не было! Чтобы после игры колени стёрты были, футболка чтобы порвана, чтобы поцарапан хоть был! Но также нельзя, что они после первого тайма идут в раздевалку, а у них на груди круглое пятнышко от пота! Побегали называется! Как такое может быть?

Или как я смотрю, они всегда сейчас говорят: «Они нас сильнее, они быстрее»… Это беда, катастрофа! Можно взять полузащитника и поставить в нападение, можно изменить как-то игру, но самое страшное в футболе то, когда нет самоотдачи, нет желания бороться за команду, за результат, именно это происходит сейчас с нашей сборной.

— Хорошо, но в чём тогда же отличие между отношением к игре футболистов сегодняшних и тех, которые твоего поколения?

— Опять же, я хочу, чтобы вы и читатели меня правильно поняли. Я не хочу говорить как большинство наших «великих» футболистов и тренеров, что, мол, вот «я был крут!», нет.

Тогда был другой футбол, и сейчас он другой! У нас вот команды немного подравнялись. Но задайтесь вопросом, почему они подровнялись? Вот вы посмотрите на то, какими были ещё 10 лет назад тот «Шериф», тот «Зимбру», тот «Нистру» Атаки, а ещё раньше «Конструкторул».

Если вы возьмёте и поднимете имена тех футболистов, которые тогда играли, то вы с ума сойдёте. Там были настолько хорошие футболисты, такие личности.

Все «собаки», которые выходили играть «голодными» и готовыми за победу тебя под газоном оставить, грубо говоря. Из каждой из тех команд, выходило по итогу сезона по одному-два футболиста, которые уезжали играть за границу в хорошие команды! И я сказал правильно — играть, а не сидеть на «банке» или в дубле болтаться! Ну, это ведь было интересно, не так ли?

Не знаю что случилось, может быть с финансами хуже стало, может жить труднее, и не о футболе думают сейчас. Страна у нас такая, что тут поделаешь…

— Но ведь и 10 лет назад в стране были большие проблемы с деньгами, но играли в футбол лучше…

— Да, конечно. В футболе как-то по-другому всё было! В каждой команде соперника были какие-то личности, против которых ты выходил играть с большим настроем! Та же «Олимпия» из Бельц — Берко, Рогачёв оттуда! В «Шерифе» половина команды играла в сборной, и половина состава уехало выступать в хорошие клубы заграницу! «Зимбру»…

— Хорошо, но в чём же причина этого? Какой ты видишь проблему? Каковы причины того, что сегодня в Молдове нет таких личностей и «футбольных бойцов»?

—  Думаю, всё от нашего детско-юношеского футбола исходит. Вот недавно играли наши юношеские сборные с Украиной и другими командами. И что это? Да, я понимаю, что они юноши, что только начинают, но чёрт-ас-два, в Европе в 17 лет уже в «основе» ребята играют в сильнейших клубах, и играют! Их не ставят в состав потому, что они «лимитчики», как у нас!

Я смотрю на эту молодёжь и правда не понимаю, что из них может вырасти…

— Какое поколение игроков на твой взгляд является последним успешным поколением молдавского футбола?

— Трудно ответить… Наверное, это поколение Бориса Тропанца, царство ему небесное. Из тех команд ещё хоть выросли какие-то футболисты, и было видно, что были таланты.

— Можешь перечислить, кого ты имеешь в виду?

— Саша Епуряну, Илья Чебану, Головатенко, Армаш, Булгару, Маналиу… Ладно, Маналиу — «спёкся», Француз — «спёкся», и многие другие. А почему? Потому что, извините за выражение, мозгов нет… И я это ребятам некоторым в лицо говорил.

Да, талантливые ребята, да, хорошо играли в футбол, были амбиции, но, видимо из-за того, что не было рядом людей, которые могли поставить их «на место», объяснить, что помимо таланта, нужно ещё и «пахать», они исчезли и лишили себя хорошего будущего, и сборную лишили хороших футболистов.

Были и в моём поколении такие. Тудор, царство ему небесное, Пацула — талантливейшие футболисты! Если бы рядом с ними были мудрые люди, которые добавили бы им больше ума, то эти парни добились бы потрясающих результатов, больше чем я, или кто-либо из нашей страны!

— Правда ли, что будучи игроком сборной Молдовы, ты позволял себе в перерывах или после матчей в раздевалке кому-то «напихать», накричать на кого-то, не будучи при этом капитаном команды. Ты так подбадривал ребят?

— Тебе это кто сказал?

— Люди, которые играли с тобой в одной команде…

— Знаешь, иногда нужно понимать, когда ты себе можешь такое позволить, а когда нет. Как я могу на кого-то наехать, если сам, к примеру, сыграл не очень хорошо. Мне же в таком случае вратарь или защитник может сказать: «ты лучше на себя посмотри», или что-то такое. Поэтому ситуации бывали всегда разные…

Нельзя же зайти в раздевалку и начать на всех орать, что «вы такие, а вы такие». Для того, чтобы себе такое позволить нужно ведь самому на поле «попахать», доказывать, а не ковыряться 45 минут в носу, а потом зайти в раздевалку и крикнуть: «вы чего там сзади так дерьмово играете?» Так нельзя.

Это командный вид спорта, и тут ты должен каждую минуту доказывать, что ты борешься, что ты хочешь победить, что ты «собака», которая готова съесть соперника за мяч!

— Расскажи, как в твоё время игроки сборной решали внутрикомандные проблемы? Как решались споры или недовольства игрой того или иного коллеги по команде?

— Всегда по-разному, но часто бывало, что мы все собирались в гостинице, садились вместе за стол, обсуждали игру, проблемы! Спрашивали, может быть, кого-то в команде что-то не устраивает, может кто-то хочет играть на другой позиции, или кому-то на какой-то позиции неудобно, и у него там не всё получается. Мы общались, чтобы выходя на футбольное поле, мы уже хорошо знали, как лучше действовать.

Вы поймите, футболисты сборной совсем не должны друг с другом дружить, быть там братом, кумом, сватом, вообще нет! Выходя на футбольное поле, мы все понимали, что друг за друга нужно рвать жопу!

— Что на самом деле значит для футболиста тот момент, когда его вызывают в сборную, и он надевает футболку с цветами своей страны, понимая, что сейчас он будет играть не за свой клуб, а за свою родину?

— Знаете, может быть, некоторые футболисты после этого интервью меня засмеют, или кто-то будет не согласен, но разница между тем, чтобы играть в клубе и в сборной — мизерная, то есть, её почти нет! Почему? Потому что и там и там ты играешь в футбол. Разница лишь в том, что сборная не может платить тебе зарплату в сотни тысяч и крутые премиальные! Разница в том, что в матчах за сборную можно увидеть, мужик футболист или нет.

Если он мужик, он будет рубиться на поле так же, как рубится в своём зарубежном клубе, если не рубится, то…

Да, у нас не самая богатая футбольная Федерация, и не платит огромные премиальные, но поверьте мне, даже у нас тут есть довольно хорошие премиальные за победу. Деньги, которые тут футболисты сборной могут получить за одну победу, некоторые жители этой страны в жизни не видели. Тем более, что есть премиальные не только за победы, но и за места, за задачи и так далее…

Просто у нас уже некоторые вообще обнаглели! Они в интервью уже говорят, что приезжают в сборную ради родственников и друзей! Так зачем вы вообще приезжаете, я понять не могу?

— Есть уже такая шутка, что футболисты приезжают в сборную, чтобы гимн спеть (улыбаюсь)…

— Да ты на поле покажи и докажи, что ты страну любишь! Гимн петь нужно, но свою преданность стране игрой нужно доказывать. Мы когда играли, мы не были супер футболистами, далеко нет, но мы выходили на поле и бились, и хоть 3-4 раза в год, но радовали победами и голами тех людей, которые на стадион приходили, и это было здорово!

Да, были и у нас ошибки, были поражения, но это футбол. Если бы в футболе ошибок не было, то и голов никто бы не забивал. Ошибки — это не самая большая проблема, их можно исправить. Самая большая проблема — это бесхарактерность и безвольность! Если нет характера и воли, то беда.

— Как считаешь, у нас есть такие футболисты, которые приезжают в расположение сборной без желания? И если они играют, то с опаской, чтобы не получить травму, и соответственно, оказаться вне состава своего клуба?

— На это есть руководство Федерации, тренерский штаб сборной. Если они видят, что человек не хочет играть за сборную, пусть не зовут его! Его ведь никто не осудит! Его осудят все, если он приедет в сборную, попадёт в состав из-за того, что он числится игроком своего клуба за границей, и на поле будет творить непонятно что! Вот тогда его осудят!

Зачем нужны футболисты, которые просто числятся в своих заграничных клубах, не играют, а приезжая сюда, автоматически попадают в «основу» и типа играют! Бегают туда-сюда просто так, лишь бы, чтобы не говорили, что не вышел играть. Зачем это нужно?

Пусть лучше вызовут в сборную того, который в местном клубе играет каждую встречу, и который «голодный», который выйдет на поле с запредельной мотивацией, который будет стараться.

Такой лучше, нежели будет выходить на поле тот, который числится в команде за границей и приезжая сюда, думая, что он звезда. Нет, ты не звезда.

Если ты звезда, выйди на поле и докажи это. Если ты думаешь, что ты круто играешь в своём клубе за границей, выйди в составе сборной и докажи это, покажи, что ты реально крут.

 — Как ты считаешь, пресса влияет на сегодняшних футболистов сборной Молдовы?

Вот как раз пресса больше всех на них и влияет! Я не говорю, что пресса виновата, пресса делает свою работу!

Но когда наш нападающий, который наконец-то, как-то вышел на поле в составе своего заграничного клуба в Кубке страны, и как-то, непонятно как, «запихнул» мяч в ворота команды из 3-й лиги, и после этого он читает сайт или газету с заголовком о том, что он якобы «вывел свой клуб в следующий этап Кубка Румынии». Да куда он его вывел?! Куда?! Да он бы и без него туда бы прошёл. А он ведь это читает, там его фамилия написана, и у него всё в душе расцветает, и это не шутки, тут плакать надо.

Поймите, у нас же половина футболистов, как девочки, они только ждут, чтобы у них интервью взяли, чтобы о них что-то написали, чтобы он в интервью рассказал, как он через свой труд и пот оказался на «банке» клуба чемпионата Румынии.

А ведь от этого избавляться надо. Я помню, когда я ещё был в ЦСКА, Акинфеев эти компьютеры тоже об стены разбивал, потому что там в комментариях какой-то «поц» прыщавый про него что-то там написал. Он каждую новость читал, а потом взял, и на всё это забил. И вот он уже говорит, что 5-6 лет вообще прессу не читает, так как от этого только хуже.

— Как считаешь, нынешний тренерский штаб сборной проводит правильную селекцию футболистов для первой команды страны?

Они дают шансы некоторым игрокам, это хорошо, но вызовы в сборную некоторых футболистов меня поражают…

— Тренерская «чехарда», которая длится в сборной, это нормально? Тебя как специалиста устраивает нынешний главный тренер сборной?

Я считаю, что сборной не должен руководить тренер из-за границы! У нас есть в стране довольно хорошие молодые специалисты, которые достойны поработать в сборной.

— Как зовут этих специалистов?

Это Юрий Осипенко, и тот же Лилиан Попеску! Оба тренера работали с хорошими командами, оба тренера имеют результаты.

Осипенко меньше чем за год создал крепкую команду, выиграл чемпионство, сенсационно прошёл «Лудогорец». Да, повезло, но и хорошо, что повезло! Не всем же везло так, как ему, верно?

Лилиан Попеску до работы в «Шерифе» с двумя командами шёл в лидирующей тройке, с «Верисом» вообще лидировал. Уверен, что это показатель, ведь одно дело взять тренера и поставить его на работу в крутой клуб с большими деньгами, а другое дело дать ему шанс работать в разваливающемся «Нистру», «Костуленах» и «Верисе». Все эти его команды доставляли проблемы соперникам.

Я считаю, что в сегодняшней ситуации на должность главного тренера в сборной нужно ставить своих. Да, поставили Куртеяна, но там проблема в том, что у него слишком много своего эго.

— Почему? Потому что в прошлом он был одним из лучших футболистов страны?

— Да, скорее всего, но это в прошлом, он был хорошим футболистом 15 лет назад, а сейчас в сборной он должен был доказать, что он и хороший тренер…

— Говоря об эго. Вот тебя лично до сих пор не преследует какое-то особое чувство от того, что ты был одним из лучших нападающих страны, что играл за ЦСКА в Лиге чемпионов?

Где я играл в ЦСКА? На скрипке я играл, а не в ЦСКА (улыбается). Три матча за полгода, разве это играл? Вот поэтому, в отличие от других я никогда не говорю, что, вот: «Я играл в ЦСКА», нет, конечно! Я там числился, по большому счёту, но не играл…

— Сравнительно недавно ты дал скандальное интервью сайту «Eurosport». В первом интервью говорилось о том, что ты признал, что принял участие в договорном матче, потом ты дал опровержение этому. Как было на самом деле с тем матчем и с тем интервью?

Я вам так скажу… За мою футбольную карьеру было всё! Многое творилось, и я многое видел. И скандалы.

Но что касается того интервью, видимо, корреспондент, с которым я общался, очень хотел от меня услышать именно то, что он там написал.

В итоге он там что-то в тексте дописал к тому, что я сказал, и поднялся большой шум. Хотя, я лично никогда в жизни не принимал участие в «сдачах» или «договорняках».

— Было ещё такое, что тебе звонили неизвестные и предлагали деньги за «сдачу» матча. Кто были эти люди?

Да было, но я понятия не имею, кто они были. Они многим звонили из команды, предлагали разные суммы. Это было в том сезоне, когда мы за чемпионство боролись. Странная какая-то ситуация произошла с этими звонками.

Думаю, это звонили те, которым это было выгодно на тот момент. Это только мои предположения, а так, я понятия не имею, кто это мог быть…

— Ты занимаешься агентской деятельностью. Почему выбрал этот путь? Ведь в одном из своих интервью несколько лет назад ты говорил, что хотел быть тренером?

Думаю, у почти всех футболистов, когда заканчивают карьеру, первая мысль — это тренировать. Зная себя, я решил, что я ещё не готов заниматься тренерской деятельностью. Не готов психологически. Мне знакомые люди говорили об этом, что мои навыки и знания могли бы помочь молодым ребятам, но я принял решение, что пока не стоит этим заниматься, так как для этого нужно иметь большое терпение…

— Боишься, что ты кого-то ударишь?

— Нет, не то, чтобы ударю, просто могу не выдержать и на кого-то наорать, а парень не поймёт. Ребята ведь разные бывают. На кого-то нужно орать на каждой тренировке и ему это будет в плюс, а на другого накричишь один раз, он испугается и не захочет больше заниматься футболом. Я лично ещё не умею чувствовать эту разницу. Если ты тренер, ты ведь ещё должен быть хорошим психологом, понимать ребят, их менталитет, философию…

— Сколько уже состоялось трансферов благодаря твоему участию, и если можно, перечисли их?

Их не очень много. Из румынского «Вииторула» в белорусское «Динамо» Минск перешёл румынский полузащитник Сержиу Някша, из «Астры» в азербайджанскую «Габалу» перешёл Джеордже Флореску, Вуядин Савич перешёл из английского «Уотфорда» в «Шериф», Симеон Булгару в «Дачию», и ещё несколько.

— Учитывая то, что ты работаешь агентом только 9 месяцев, это хорошие результаты, или не очень?

Наверное, даже не знаю, если честно. Я просто не особо интересуюсь, как там работают другие агенты, и мне не особо интересно. Я делаю эту работу так, как пока я могу её делать. Как уже будет дальше, посмотрим.

 — Многие футболисты говорят о том, что, мол, агентам не особо стоит доверять, так как их цель — это заработать. Назови три причины, почему молодые футболисты должны доверять агенту Сергею Даду?

Не знаю, должны ли доверять именно мне, или нет, но если говорить в общем, то первая причина доверять агентам это то, что каждый футболист должен иметь своего представителя для того, чтобы его продвигать.

Во-вторых, именно агент может всегда помочь футболисту в том, чтобы тот зарабатывал больше, чтобы его зарплата была выше, чтобы его жизненные условия были круче.

В-третьих, агент всегда помогает футболисту в делах юридических! Это и контракт, и обеспечение жилья, и его безопасность, страхование и так далее…

Также агент всегда может помочь найти футболисту более сильную команду. Тем более, что мы находимся в такой стране, куда уже почти не приезжают футбольные скауты, им уже не интересно сюда ездить. А агент, у которого есть хорошие связи, может помочь футболисту уехать в хорошую страну, в хорошую команду.

— Твои футбольные связи очень крутые?

Не могу сказать, что очень крутые, но у меня есть хорошие знакомые в очень многих странах Европы и не только. Благодаря тому, что я поиграл в разных командах, у меня сохранилось много знакомств. Если мой клиент, футболист, будет очень способным, требовательным к себе и перспективным, я смогу ему помочь устроится в достаточно серьёзный и популярный клуб.

— Сколько зарабатывает агент на одном футбольном трансфере? Вот к примеру Вуядин перешёл в «Шериф»…

— Цифры вам никто не скажет, и я вам тоже не скажу (улыбается). Это конфиденциальная информация.

— Кристиан Тудор, с этим человеком ты был в хорошей связке как на футбольном поле, так и в жизни. Вы здорово играли вместе за «Шериф» и «Аланию», вы были лучшими друзьями. Расскажи, почему эта дружба так трагически завершилась?

Несомненно, Крис — один из лучших людей в моей жизни. Он крестил мою первую дочку. Меня часто о нём спрашивают, и я скажу вам следующим образом:

Крис был великолепным человеком, но он попал в плохую компанию, и у него не хватало характера взять и избавиться от всего плохого, что окружало его в жизни.

Я много не хочу об этом говорить. В России я давал уже интервью и сказал лишнее, а потом какой-то мудак, взял и выложил в интернете ролик, в котором говорил мерзости и гадости о Крисе. Мол, «как можно было бухать, чтобы в 30 лет иметь цирроз печени»… Люди думают плохо, но они ведь не знают, что у него были личные проблемы, которые, не пожелаешь никому.

Самое страшное в истории с Крисом это то, что он хотел уйти…

— Это правда, что до своей смерти он звонил тебе и говорил, что хочет переехать жить в Кишинёв?

Это случилось за месяц до трагедии. Мы с ним разговаривали, он сказал, что бросил пить, и что хочет приехать в Кишинёв. Я был рад это услышать, сказал, что приму его с удовольствием. У него в Кишинёве ведь достаточно много друзей, и я ему сказал, приезжай, мы все тебе тут поможем, кто чем сможет в первое время. Он хотел приехать и открыть тут свой бизнес.

К сожалению, случилось очень много моментов, о которых говорить в интервью будет некрасиво.

Кристиан был замечательным человеком, и моим большим другом. Таких людей как он, в своей жизни я больше не встречал. Это был взрослый ребёнок, очень добрый, отзывчивый, без какой-то «желчи», безвозмездный.

— Традиционно, в конце наших интервью мы задаем ряд личных вопросов. Задам и тебе.

Часто слышал, что тебя называют высокомерным человеком, как считаешь, почему так?

Наверное, это из-за моего постоянно серьёзного лица (смеётся). Может быть я реально «фэйсом» не так получился? (улыбается). Ну, если серьёзно, я тоже часто это слышал. Мне иногда даже люди, которые со мной знакомились, тоже самое спрашивали, при этом убеждаясь, что на самом деле всё не так.

Нет, я не высокомерный человек, с уверенностью скажу, что это подтвердит любой человек из моего окружения.

— Какие качества ты больше всего ценишь в мужчине?

Их несколько. Думаю, любой мужик должен уметь быть хорошим другом. Мужество ценю, человечность.

— Какие качества ты больше всего ценишь в женщине?

Преданность и мудрость.

— Как считаешь, какова твоя главная черта, как личности?

Как личности? (задумался)… Да человек я хороший! (смеётся)…

— А каким качеством ещё хотел бы обладать?

Каким, каким… Да идеальный я! (смеётся)…

— Твоя идея о счастье? В чём есть человеческое счастье?

В семье!

— Какую книгу ты прочёл в последний раз?

Автобиография Стива Джобса.

— Твои любимые писатели и поэты или музыканты и актёры?

Вот вы тоже спрашиваете, конечно (улыбается).

Из поэтов — это Сергей Есенин, очень сильные стихи у него. Вообще, я люблю, как Есенина читает Сергей Безруков, который также является моим любимым актёром. Безрукова люблю ещё со времён «Бригады».

Из актёров вот Безруков, Аль Пачино, и ещё Роберт Де Ниро!

— Есть ли у тебя ещё такие мечты, которые мотивируют так, как в юности, в молодости?

Такого как в молодости уже конечно нет, так как, когда я был молод, в голове был только футбол, и о чём-то другом я вообще мыслить не мог, ни на минутку. Сейчас ситуация изменилась, сейчас уже есть семья, дети. Пусть я и связан с футболом, но на первом месте теперь только они у меня. Они и есть моя мотивация.

— Сергей Даду злопамятный человек?

Даже не знаю… Скорее больше нет, чем да, но если Нельсон Мандела простил своих врагов, которые посадили его в тюрьму на несколько десятков лет, то я бы так не смог…

— Веришь ли ты в Бога?

— Да.

— Почему?

Как минимум потому, что он дал мне здоровых детей.

— Если бы ты встретился с Богом, какой один единственный вопрос ты ему бы задал?

Я бы его спросил: «Боже, почему так плохо всё в Молдове нашей?» (улыбается)… Но если честно, когда я с ним встречусь, вопросы задавать уже не будет смысла.

Источник: moldova.sports.md


     

Организация сборов

1 августа 2000 года было начато строительство спортивного комплекса «Шериф», ставшего базой для развития профессионального футбола в стране и регионе.

Наличие такой базы позволило профессиональным футбольным клубам проводить свои тренировки, учебно-тренировочные сборы и международные турниры высокого уровня.
ПОДРОБНЕЕ

Партнеры



Контактная информация

тел:   +373 533 63-530
факс: +373 533 63-541

e-mail: office@fc-sheriff.com
теннис:   0 777 80-805
бассейн:  0 533 63-888